написать нам
или закрыть
заказать рекламу
или закрыть
 Кемерово: +7 (3842) 67-11-96
 Новосибирск: +7 923 197-73-55

МА(О)РАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЛИ АБСОЛЮТНЫЕ ПА(О)НТЫ

НА ФОНЕ НЕДАВНИХ СОБЫТИЙ ПОПУЛЯРНОСТЬ ПУТЕШЕСТВИЙ ПО РОССИИ РАСТЁТ ПРЯМО НА ГЛАЗАХ. КАК ПРАВИЛО, 80% ТАКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ – ЭТО ТРИП НА 2 – 3 ДНЯ КУДА-НИБУДЬ В ПРЕДЕЛАХ ШЕСТИСОТ КИЛОМЕТРОВ ОТ ДОМА. ИТАК, НАПРАВЛЕНИЕ БЫЛО ВЫБРАНО НА ЮГ. РЕСПУБЛИКА АЛТАЙ, КОТОРАЯ НА ЮГЕ СОСЕДСТВУЕТ С КИТАЕМ, НА ЮГО-ВОСТОКЕ – С МОНГОЛИЕЙ И НА СЕВЕРЕ – С КУЗБАССОМ.

С недавнего времени столица республики, город Горно-Алтайск, обзавёлся аэропортом и федеральной дорогой, ведущей гостей города к игорной зоне «Сибирская монета». Посмотреть, какое оно, самое большое на сегодня казино России, мы отправились в один из самых вьюжных и холодных дней ноября.

Конечно же, основная цель нашей поездки – съёмки. В составе десяти человек нашей редакции пятничным вечером мы погрузились в LC 200 и Prado – и в путь. Дорога до конечного пункта предполагалась длиною в восемь часов. Выехав из Кемерова в половине седьмого вечера, мы миновали Новокузнецк уже к половине девятого – и тут дорога резко испортилась. Канавы, буераки, рытвины, а вдобавок ещё и поднявшаяся метель совсем отбивали желание ехать быстро. Наверное, на чём-то другом кроме LC 200 здесь невозможно было бы ехать быстрее 90 км/ч, но, то ли благодаря балаганному настроению всех семи пассажиров первой машины, то ли благодаря боевому настрою нашего рулевого мы постоянно держали крейсерские 110 км/ч.

Ближе к часу ночи, проехав по «шукшинским местам», мы выбрались на ровную, как полотно, дорогу. Тут вам пожалуйста: две полосы в каждом направлении, разделённые ограждением и подсвеченные светодиодными лампами. Для здешних мест – цивилизация в апогее. Незадолго до поворота на новый горно-алтайский аэропорт нас остановил сотрудник алтайского ГИБДД. Очень непривычно видеть гаишника-алтайца. Невысокого ростика, с характерными алтайскими глазами – казалось, что страж порядка будет говорить с каким-то неведомым шаманским акцентом. Но нет, на чистом русском сотрудник полиции поинтересовался целью нашего визита в республику и тут же исчез. Действительно странно, обычно «ночники» проверяют на посту каждого, а тут обернулись, а полицейского и след простыл, ни патрульки, ни гаишника. Может, в сторожку зашел? Ну да ладно, едем дальше.

Местные говорили, что у них на дорогах частенько можно встретить в патрулировании женщин, что, в общем-то, тоже нехарактерно для всей остальной России.

Вдалеке завиднелись огни посреди поля. Всеми цветами радуги в километре от нас светилось первое (с 2008 года) и самое большое официальное казино в России. Как указывали новостные источники, строительство казино Altai palace, начавшееся летом 2012 года, уже потребовало без малого миллиарда рублей. Однако на момент нашего визита ещё не всё задуманное было воплощено. К Новому году комплекс готовит для гостей открытие основного большого зала, а чуть позже – гостиницы и ресторана.

По данным официального сайта Алтайского края, всю игровую зону планируется застроить к 2020 году за 30 миллиардов рублей. Помимо казино в проекте кинотеатры, горнолыжный комплекс, аквапарк, торговые и спортивные центры.

 По нашему времени был уже четвёртый час ночи, и спать хотелось просто невыносимо. Место нашего ночлега было запланировано на территории базы отдыха «Каимское».

Частное мараловодческое хозяйство «Каимское» находилось в семи минутах езды от казино. Маральник на 1200 голов раскинулся на громадной территории буквально от горы до горы. В кромешной мгле алтайской ночи, конечно, ничего разглядеть было нельзя, мы с трудом нашли даже наш гостевой дом. Добравшись до своих комнат, тут же рухнули как подкошенные.

Алтайское утро встретило нас кедровым запахом стен дома и звоном будильника в 8:30. Собравшись до столовой, мы вышли из домика. Прямо перед нами стояла белая не то часовня, не то церковь с золочёными куполами. Для часовни она была великовата, поэтому, наверное, всё-таки полноценная церковь. Удивило то, что относилась она не к деревне, не к поселку, а именно к базе отдыха на десять домов. Выполненная в манере церквей «золотого кольца», златоглавая возвышалась над равниной посреди гор.

За церковью виднелись загоны с лошадьми, а позади нашего домика топтало припорошенный снегом луг стадо маралов. Вооружившись тремя камерами, мы попросили местных проводить нас на территорию маральника, чтобы сделать несколько кадров настолько близко к животным, насколько получится. «Держитесь от маралов метрах в тридцати, не ближе. А то убегут, тогда совсем близко не подойти будет!», – предупредил нас провожатый, и мы, открыв ворота, стали потихоньку подбираться поближе к копытным. «Там в середине поля стоят овцебыки, с ними тоже осторожней. Близко не подходите» – «А то что, побегут?» – «Да, и прямо на вас. На рога поднять могут!» – «успокоил» напоследок провожатый и закрыл за нами дверь. Маралы, завидев нас, стояли неподвижно. Первой пошла фотограф Ира: ближе, ближе, вот уже почти рядом… и тут лёгкий хруст снега сдёрнул с места стадо, и рогоносцы понеслись на дальний край вольера, расположенный примерно в двух километрах от нас. Картинка напоминала мультфильм «Король Лев», где толпа антилоп, сорвавшись с выпаса, несётся по каньону и сметает всё на своём пути. Обнажив поле, маралы оставили на площадке возле нас кормушки, за которыми виднелись фигуры двугорбых соседей. Верблюды! Самые настоящие, сибирские! Морозоустойчивые! Подойдя ближе, мы увидели, что постарше и повыше была самка, а поменьше и пугливее – самец. Он боялся подходить к нам, а самка как раз в этот период была в охоте, поэтому с радостью шла на контакт. Верблюдица начала позировать перед камерой, как будто понимала, что её фотографируют для прессы, и теперь её силуэт с двумя манящими горбами будет сверкать с глянцевых страниц. Под комментарий фотографа Максима: «Смотрите на её губу!» верблюдица потрясла головой, одаривая окрестности слюной и как будто подманивая оператора поближе.

Чуть поодаль, в центре поля, стояли овцебыки. Вытаращившись на нас, они уже заняли боевые позиции. Двое белых были по краям, чёрные заняли место в авангарде. Поняв, что команда рогатых не шутит, мы решили потихоньку продвигаться в сторону выхода. До места, где мы заходили, было далековато, поэтому мы решили пройти через центр поля и выйти справа от церкви. С середины поля открывался великолепный вид на всю равнину. Серые горы в дымке виднелись в семи километрах от нас, а на их фоне стояло «Каимское» с белой церковью во главе.

Вернувшись на территорию турбазы, мы зашли со стороны тех сооружений, в которые маралов загоняют, чтобы срезать панты. Копытных заводят в специальные загоны, зажимают бока и голову, и прямо ножовкой срезают ценный материал, который потом уходит в производство. Отсюда маралы уходят уже беспантовыми. Местные рассказывали, что иногда маралы так боятся за панты, что выпрыгивают из тисков и взмывают на высоту до трёх-четырёх метров над землёй. «Вон, видите – крышу в загоне пробили», – указал провожатый на здоровенную дыру в шифере.

Вообще, панты маралов – это вам не какое-то там плацебо для раззявы-туриста. Ради того, чтобы принять «мараловую ванну», люди едут в здешние места с Дальнего Востока и с Урала, из центральной России и из Москвы, да чего там – иностранные гости тоже здесь не редкость! В основном едут мужчины. Говорят, что мараловые панты – один из самых надежных способов укрепления мужской силы. Ну и в целом, после мараловых ванн организм преображается. Проходит усталость и болезненность, а взамен возрастает тонус мышц и повышается либидо. «Мы в прошлом году сторожа нашего в ванне такой искупали, так он, зараза, потом неделю поварихам прохода не давал, – усмехается егерь. – Только ванны эти надо посещать осторожно. С врачом сперва поговорить, нет ли онкологии какой… А ещё безотказная штука у нас тут есть. Кровь марала называется. Ее попьёшь 10 дней – и будто на 10 лет помолодел. Но тебе много крови этой пить нельзя, – продолжал со мной беседу абориген, – тут молодым когда крови этой даёшь, девок от них прятать под замок надо». Поверив егерю на слово, я не стал прямо на месте хлестать маралью кровь кружками, однако бутылочку на дорогу местные мне всё же снарядили. «До дому доберешься, вот там и попробуешь!» – сопроводил заветом егерь, и мы стали собирать редакцию на первую точку маршрута.

Днём казино, стоящее за горой от маральника, выглядело уже не так эффектно. Освещение ещё не включилось, однако очертания и силуэт здания весьма впечатляли, особенно на фоне пустырей вокруг. «Вон там, внизу, землю откупили татары, а здесь, сбоку, москвичи будут два казино строить», – по секрету рассказал нам провожатый. «А кемеровчане, выходит, впереди планеты всей? – спросили мы. – Выходит, так! Мы когда два года назад начинали здесь стройку, тут ни дороги, ни условий не было. Только документы согласованные и чистое поле вокруг. Мы даже первые машины со стройматериалами через вон ту речку вброд пускали», – добавил наш провожатый. 

Дорога, по которой мы добрались до казино, и сейчас ещё не доделана, финальное полотно власти обещают постелить весной. А при закладке первого казино на этой площадке подъезд к стройке вообще был доступен только через лес. Сейчас Altai palace уже похож на тот вариант, что задумывался, однако впереди ещё много работы. К концу декабря 2014 года планируется запустить в действие большой зал первого этажа, где подъезжающих прямо ко входу гостей будут встречать и провожать на стойку регистрации. Причем в центральном фойе зона ресепшн будет разделена на две части: отдельно для гостей казино и гостей отеля.

Подъехав к центральному входу, мы заходим с правой торцевой двери, где уже вовсю функционирует цокольный зал. Пока это единственный игровой зал, но после открытия основного цоколь станет этаким вип-залом, куда вход будет, что называется, «не для всех».  На входе в зал нас встречают четверо охранников и рамка металлоискателя. С охраной всё очень серьёзно, и это видно не только по лицам, но и по строго выверенному их поведению. Проходим в основной холл, откуда после раздевалки можно проследовать в первый вип-зал или же в основной игровой зал с автоматами, карточными столами и рулеткой.

В основном зале к нам подходит доброжелательного вида человек, одетый во всё черное. «Здравствуйте, вы Влад, да? А я директор этого казино. Съёмочная группа пока пусть настраивает оборудование, а я вам здесь всё покажу». И, оставив цокольный этаж, мы поднялись по служебной лестнице в фойе первого этажа. «Основной зал будет оснащён всеми возможными поинтами для игр, – рассказывал по дороге директор заведения. – Среди приятных мелочей даже звуконепроницаемые будки, откуда гость может в любой момент сделать звонок жене, чтобы так сказать, отметиться. Если надо, в будках есть даже специальные кнопки, имитирующие полёт в самолёте, поездку в аэроэкспрессе или иные благовидные предлоги, чтобы супруга не заподозрила подвоха, на случай, если вы сказали ей, что полетели на симпозиум».

На первый взгляд основной зал Altai palace действительно может свободно вмещать до двухсот гостей одновременно. Оставив первый этаж, мы поднялись на второй. Здесь в планах на 2015 год у здешнего руководства запустить в действие гостиницу на сто мест. Номера тут планируются от самых простых, ценой в 30 у. е., до президентского люкса. В самом дорогом номере отеля предполагается около 150 квадратов пространства, два санузла, большая гостиная, спальня, рядом комнаты для охраны, и самое главное – овальный панорамный кабинет, из которого открывается вид на горы. Откровенно говоря, ради одного только этого вида вполне можно отдать 1000 у. е. за ночь. 

В правой части второго этажа здания уже совсем скоро планируется открытие ресторана. На место шеф-повара в данный момент ведётся  конкурс. Предполагается, что им должен стать один из известных кулинарных мастеров Новосибирска, Москвы или Кемерова.

 

Тем временем, пока я осматривал самое внутри и снаружи, наша съёмочная группа успела обойти все залы и использовать достаточное количество съёмочных точек. На улице в это время уже стало темнеть, и мы отправились на финальный поинт – экстерьер казино в сиянии ночных фасадных огней. Иллюминация от здешних светодиодов пробивает светом территорию на 80 метров вокруг. Этакий маяк посреди равнины в горах. Ну что ж, съёмочный день закончен, пора паковать чемоданы – и в путь.

На обратной дороге поднялся шквалистый ветер и началась пурга. Было ощущение, что Алтай не хотел отпускать нас. Локомотивом в нашем кортеже опять поехал LC 200, а Prado двигался следом. Отъехав около 50 километров от старта, рулевой второй машины связался с нами и предложил вернуться: «Дорога слишком опасная, лучше остаться, а поутру двинемся до Кемерова». Но большинству из наших срочно понадобилось домой, поэтому было решено, что первая машина едет в ночь до Кемерова, а вторая возвращается домой поутру.

Долго ли, коротко ль, но оказались мы на развилке с вариантами: поехать через Белово или поехать через Новокузнецк. На Белово дорога была получше и поровнее, зато на Новокузнецк – короче. Выбрали второй вариант. Оказалось – зря! Минут через тридцать после развилки, где-то под Ельцовкой, мы снова попали в сильнейший буран. Видимость сошла на нет, а усилившийся гололед сделал свое дело. На крутом повороте наша двухсоточка пошла боком прямо в сторону оврага. Благо, капитан вовремя дёрнул ручник и наш крейсер благополучно съехал в кювет задом. В попытке откопаться мы провели без малого час, пока на помощь к нам не подъехал гружёный углём ЗИЛок и в считаные минуты не вытащил нас на свободную землю. Следующие два часа в машине все обсуждали, как, оказывается, нам везёт; и что таких моментов, когда люди слетают в овраг, а на самих и на машине ни царапины – один на сто тысяч; а потом пошли всякие приметы, поверья, и постепенно дошли уже и до того, что можно было бы в казино на Алтае заночевать – но нет. В гостях, как говорится, хорошо...