написать нам
или закрыть
заказать рекламу
или закрыть
 Кемерово: +7 (3842) 67-11-96
 Новосибирск: +7 923 197-73-55

Встреча на Эльбе и плодородные поля Морицбурга

НА ОДНОМ ИЗ РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫХ САЙТОВ Я КАК-ТО НАШЕЛ МАТЕРИАЛ «30 КРАСИВЕЙШИХ МЕСТ, ГДЕ ВЫ НИКОГДА НЕ ВСТРЕТИТЕ ТУРИСТОВ». НУ, ВСЕ! Я РЕШИЛ − НАМ ТУДА! КРУГОМ КРАСОТА И − НИКОГО! В СПИСКЕ БЫЛИ НОРВЕГИЯ, ЮЖНАЯ АМЕРИКА, ИСЛАНДИЯ, ПОРТУГАЛИЯ, ГЕРМАНИЯ И ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ТОЧЕК. НАЧАТЬ НУЖНО С САМОГО ПРОСТОГО. ПРАВИЛЬНО: ГЕРМАНИЯ! ТУТ НИ ТЕБЕ ЗАМОРОЧЕННЫХ СТЫКОВОК ПО ПЕРЕЛЕТАМ, НИ ПРОБЛЕМ С ВИЗОЙ, ДА И ВООБЩЕ ХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ ВСЕГДА НАДЕЖНЕЙ.

Место на карте было обозначено в Саксонии. Правый берег Эльбы неподалеку от городка Штадт-Велен − точка Бастайский мост. На картинке все очень красиво, просто сказочное место. Странно только, почему популярный сайт утверждал, что здесь не встретить туристов?

Итак, наметив небольшую программу на три дня, мы направляемся в ближайший к нашей точке воздушный порт. В данном случае это город Дрезден. Аэропорт в северной части столицы Саксонии холодно встретил нас невеселым паспортным контролем и такими же невеселыми ценами в рентовке. В итоге, быстренько миновав все аэропортовые заботы, мы выдвинулись на юго-восток области к городу Пирна. Карта в навигаторе предложила нам два варианта достижения цели: первый − быстрый и неживописный маршрут через север, а второй − по берегу Эльбы, но уже чуть длиннее. Выбрав второй вариант, мы действительно получили обалденный пейзаж за окном, но вот дорожка наша на середине пути движения по берегу начала подозрительно сужаться. И вот мы уже едем не по асфальтированной двухполосной дороге, а едва не сваливаемся на обочину проселочной тропки. Оказалось, в навигаторе эта дорога отмечена как действующая, однако в действительности ею уже много лет никто не пользуется, только велосипедисты и пешеходные крестьяне. Ну, может быть, еще гужевая повозка здесь проедет раз в неделю. Все. Вперед − не вариант. А развернуться негде. Ну, что, даем задний ход. И так километров пять, пока не встречаемся взглядами в зеркале заднего вида с группой велосипедистов. Нет, парни, теперь объезжайте вы. 

Короче, выбрались на прежнюю дорогу, а навигатор все равно талдычит: «Давай вперед! Старым путем пойдем. Прорвемся!» Похоже, составитель электронного поводыря, отслеживая эту часть Германии, опирался на военные планы фашистов. «Дас ист навигатор для боевого солдата вермахта. Алес цурюк на танк и вброд». В общем, это не карта плохая, это транспорт наш подкачал. Тут бронетехнику надо брать было. 

Объехав по тридевятьземельному маршруту, как у нас говорят, «через Топки», мы проехали гористую местность и очутились в поле. И тут на тебе! Пробка. Откуда, почему? А все просто: впереди светофор. Да, а что? Нормальная вещь − светофор в поле! Оказалась пробка эта из таких же, как и мы, желающих посмотреть на Бастайский мост. И самое смешное − это за 10-то километров от самого места! И вот тут, внимание, вопрос: что за исследователь на AdMe.ru составлял этот долбаный материал «30 мест, где вы никогда не встретите туристов»? Я лично ему руку готов пожать... в трех местах. Пока не посинеет. Ты сам-то здесь был? Экскурсовод хренов. Да здесь в будни народу больше, чем на новогодней елке в Пекине! На похоронах Манделы, наверное, меньше машин было! Короче, нервов больше нет − передачу пониже и идем по встречке. Мне после пятнадцатикратного попадания под камеры в Италии теперь все равно с европейскими штрафами полный папандос, так что до кучи будем ехать как захочется. 

Сознательные европейские водители благородно пропускают в нужный момент, а блюстителей порядка как в натуральном, так и в электронном виде тут и в помине нет. 

Итак, приехали! Три парковки − все забиты наглухо. Нет-нет, подождите... Кажется, вон там выезжает красненький гольф − бегом на его место. Подъехали, запарковались. Только вот немного странно: у всех на парковке под лобовиком таблички «hotel Bastei». Недолго думая, я взял ручку и на листе А4 тоже написал «hotel Bastei». А что? Ну, кончились, например, в отеле напечатанные листочки − дали вот такой. 

Пробираясь к мосту по указателям через толпы европейских бабушек и вездесущих китайцев, мы минули почти километр от парковки. Так бы вроде и ничего, но по человеческим пробкам − очень утомительно. 

Ну, вот он, мост. Откровенно говоря, снаружи он смотрится гораздо интересней. Вид изнутри с толпами ползущих туристов напоминает китайскую стену, где любители затяжных экскурсий не выдерживают нагрузки и присаживаются, приваливаются или просто встают посреди дороги, чем невероятно затрудняют движение потока желающих приобщаться к прекрасным видам. 

Вид с моста, конечно, эпический. Зеленые горы и нависающие над пропастью каменные глыбы заставляют пульс ускориться, а панорамные виды с высотных точек просто захватывают дух. Один из пролетов моста уходил вбок, и на нем почему-то почти не было людей. О, нам сюда. Перемахнув через какой-то низенький лоховской турникет, мы поспешили подальше от шумной толпы. Позади нас послышались громкие крики: «Hey, die karten bitte!» Да, похоже, вход сюда был платным. Ну да ладно. Они нам теперь всяко за санкции еще должны.

Обойдя весь выделенный участок моста, мы остановились в нескольких местах, чтобы сделать панорамные кадры. Откуда-то снизу, из расщелины, до нас донеслись звуки женского хора. Как позднее оказалось, у подножия горы по пятницам дают специальные благотворительные концерты, а поскольку у одной из расщелин этого горного массива уникальная по своей природе нерукотворная акустика, сюда съезжаются ценители хорового пения со всего мира. В целом картина просто завораживающая: ты стоишь в окружении гор, над тобой прозрачное небо, а под тобой слышны голоса. Просто фантастическое ощущение. 

Выйдя из этой панорамной галереи, мы перешли на другую сторону моста, чтобы сделать еще несколько кадров над Эльбой.

Надо сказать, что Бастайский мост − чудо инженерной мысли первой половины XIX века. Сооружение было построено из дерева в 1824 году, а спустя четверть века заменено на более прочную конструкцию из песчаника. 

Зарядившись горной энергией на высоте птичьего полета, мы спустились к первой части моста и поспешили на паркинг. Неустанно работая локтями на протяжении последующих двадцати минут, мы наконец добрались до нашего пепелаца. Нацарапанная табличка под лобовым стеклом, видимо, нам пригодилась, поскольку не наблюдалось ни служителя парковки, ни каких либо уведомлений на машине. Хотя обычно, если ты не costomer и не отслюнявливаешь за паркинг, местные по щелчку пальцами вызывают эвакуатор. А там потом ищи и доказывай, кто, как и почему. Оставив позади толпу туристов, переполненный паркинг и Бастайский мост, мы двинулись в сторону столицы Саксонии − города Дрездена. 

Ровненькая, гладенькая и весьма живописная дорога с юго-востока на северо-запад Саксонии привела нас в столицу региона менее чем за час. Город, в котором провел годы службы нынешний президент РФ, у самого въезда мало чем отличается от большинства крупных немецких городов. Стандартная масс-застройка домами-коробками для спальных районов. Но стоит только пересечь линию центрального вокзала с юга, как открывается центральная часть города, расположившаяся по обе стороны Эльбы. К слову, в Дрездене количество населения меньше, чем в Кемерове. Название «Дрезден», как и часть названий городских районов, имеет славянские корни. Впервые Дрезден документально упоминается в 1206 году в связи с судебным разбирательством. Как город, уже в другом документе, Дрезден встречается в 1216 году. Наибольшего расцвета Дрезден достиг в начале XVIII века при Августе Сильном, при нём трудами придворных мастеров центр Дрездена приобрёл знакомый облик в стиле барокко. 

В XVIII веке Саксония претендовала на ведущую роль среди немецких княжеств и вела постоянные войны с Пруссией. Во время Семилетней войны  была разрушена Кройцкирхе. А в результате наполеоновских войн Саксония понесла огромные территориальные потери, значение Дрездена в политических делах Европы снизилось, но он по-прежнему считался одним из крупнейших культурных центров. В конце Второй мировой войны Дрезден подвергся крупномасштабной бомбардировке. С 13 по 14 февраля 1945 года центр города был полностью разрушен в результате серии ударов английской и американской авиации. После войны развалины дворцов, церквей, исторических зданий были аккуратно разобраны, а восстановление центра заняло почти сорок лет.

Итак, местом нашего пребывания и Дрездене должен был стать отель одной из лучших сеток в Германии − Pullman. Гостиница в стиле, как бы это назвать, достойно-минималистском, что ли? Короче, по-спартански сдержанно, по-немецки качественно. Один только маленький нюанс: задумка архитектора − большие окна в пол по всей 24-этажной гостинице. При этом здание смотрит прямо на один из самых больших скверов в центральной части Дрездена. И все гуляющие в сквере в свою очередь смотрят на здание Pullman, а поскольку стекла не тонированные, с улицы прохожим видно абсолютно все, что происходит в каждом из номеров. Тут тебе и голые тетки и дядьки, подошедшие после душа полюбоваться панорамой города, и счастливые влюбленные при известных обстоятельствах, короче, народ думает − их не видно, ан нет, выйдите на улицу и посмотрите сами: все гости отеля − как на ладони. Выражаясь языком телемагазина, «но и это еще не все!» Душевая кабина в каждом из номеров тоже стеклянная, поэтому если гость решил не задергивать шторку на период проведения водных процедур, а любоваться видами саксонской столицы, то и некоторая часть населения столицы тоже может полюбоваться купающимся гостем отеля Pullman. На верхних этажах, конечно, разглядеть что-либо тяжело, но вот с 3-го по 6-й этажи виды завораживают. Хотя чего им тут стесняться? Родина немецкого видео наблюдала и не такое. 

Выйдя на вечерний променад, мы обнаружили, что все основные достопримечательности центра Дрездена можно обойти за 3-4 часа. От площади к площади, от собора к собору − везде красота, история, романтика. Каждый кадр, какой не возьми, − заглавное фото материала. Очень красивый город, описывать детали которого − неблагодарное дело. Непередаваемая атмосфера.

Пройдя несколько парков, мы очутились у берега Эльбы. Здесь по набережной не спеша прогуливаются бабушки с дедушками, мамы с детьми и типично европейские влюбленные пары. 

Описав пару кругов по центру Дрездена, мы присели на лавочку одного из скверов, прямо рядом с киоском «Кebab». Все же знают, что довольно большой поток переселенцев в Германию идет из арабских стран, так вот Турция тоже вносит свою лепту, и довольно много представителей востока стараются принести свою кулинарную культуру в угоду местному населению. Сознаюсь честно, не помню когда ел такой вкусный кебаб. Прямо рекомендую всем посетителям Дрездена найти здесь в центре «Кебаб» и попробовать. 

После легкого ужина мы отправились в Pullman, но на обратной дороге внимание наше внимание привлек центральный вокзал. Типично европейское сооружение, напоминающее старые фильмы, где дядьки в цилиндрах в клубах пара от паровозного дыма торопятся на поезд. Короче, на вокзал зашли просто отметиться. Притом что уже темнело и надувало грозу, мы поспешили обратно в отель. 

Утреннее солнце подсветило логотипы Ibis на трех стоящих по левую руку от нашего окна зданиях. То ли это были торговые центры, то ли гостиницы, короче, было понятно одно: ночевали мы сегодня за ibis-гостиницами ).

Следующей и последней точкой нашего маршрута был город Морицбург к северу от Дрездена. Хотя как − город?

Население всего 8,5 тысячи человек, это почти в три раза меньше, чем население Кемеровского поселка Промышленная, зато территория Мориц-
бурга в 2 раза больше той же Промышленной. На схожей с Морицбургом территории в индийском городе Удипе, к примеру, проживают 127 000 человек, то есть в 16 раз больше. 

Совсем коротенькая дорожка в течение сорока с небольшим минут привела нас утренним субботним днем из Дрездена в Морицбург. Милейший и тишайший городишко сразу же приветливо встретил нас абсолютно пустым паркингом возле главной городской достопримечательности − замка Морицбург. 

Замок это носит имя Морица Саксонского, который в 1542 году построил загородный дом, где почивал с придворными после охотничьих забав. Пруды вокруг замка были увеличены и преображены в большое озеро, так что только узкая длинная дорога соединяла Морицбург с «большой землей».

Внутреннее убранство замка − мебель, картины, фарфор, ценные кожаные обои, сохранившиеся фрагменты «Комнаты из птичьих перьев», многочисленные охотничьи трофеи свидетельствует о культуре быта саксонской аристократии 18-го века. В некоторых комнатах обои инкрустированы листовым серебром. В оформлении преобладает охотничья тематика. 

Оставив автомобиль на платном, хотя и полностью пустом паркинге, мы выдвинулись к замку. Абсолютно безлюдные тропинки и парки замка утопали в зелени и солнечных лучах. Атмосфера безграничной идиллии дополнилась звуками духового хора. Откуда это? Обойдя замок, мы увидели, как прямо посреди лужайки одного из парков с западной стороны замка воскресную репетицию проводил духовой оркестр. Подходить ближе было как-то совестно. Ну, представьте: люди репетируют, сливаются так сказать в едином порыве чувств, а тут на тебе − нежданные зрители. Но, подойдя ближе, мы убедились, что музыкантам до нас нет никакого дела, и мы набрались смелости присесть на скамейку прямо в пяти метрах от оркестра. Оказалось, это не профессиональные музыканты, а местный коллектив художественной самодеятельности. Деревенские дедушки и бабушки, которые выходным днем, вместо того чтобы брюзжать на лавках у подъезда и жаловаться на жизненные трудности, вот таким образом приобщаются к прекрасному на лоне природы у стен старинного замка. Созданная этим оркестром атмосфера вокруг нас вся была пропитана каким-то спокойствием и счастьем. Вы когда-нибудь слушали духовой оркестр в полностью пустом парке? Достаточно просто вытащить из своей памяти два образа, которые наверняка есть у каждого: пустой, залитый солнцем парк и духовой оркестр. Это и есть самое настоящее чудо! В этом состоянии абсолютно отключаешься от времени, места и страны, где ты находишься. Это как дернуть за плечо задремавшего человека − он в первые секунды не понимает, где он и откуда.

Нашу незапланированную медитацию пресек навязчивый сверлящий взгляд флейтистки. Из-под темно-синей бейсболки NY были видны длинные каштановые кудри, торчащая изо рта дудка и пара глаз, пристально смотревших в нашу сторону. Сравнительно молодая, лет тридцати пяти девушка, которая разительно выделялась из всего оркестра дедушек и бабушек. Во взгляде читалось: «Ого, это тоже люди, они тоже молодые! Я думала, никого, кроме меня, не осталось». И действительно, в Германии, как и во всей Европе, крайне редко можно встретить людей моложе 45 лет. Они, наверное, где-то прячут молодежь, чтобы потом через 40 лет выпустить их в мир. «Ура, Ганс, мы наконец-то сделали карьеру! Давай через пять лет поженимся, а в пятьдесят, может быть, заведем ребенка». Европа с каждым годом стареет и, что еще хуже для нее, − вымирает. Конечно, ассимиляция арабов дает свои плоды, но этого недостаточно. Ребята, зовите китайцев, у них с этим делом быстро! Заодно экономику поднимете, яблоки со склада скормите, ну и чего там еще у вас осталось неотправленного в Россию. Ну, да Меркель с вами!

Наблюдая за нами, флейтистка продолжала играть свою партию. В ее взгляде одновременно присутствовали интерес и грусть. Еще бы! Вокруг нее были одни пожилые дядьки, годящиеся ей как минимум в папы. Где твои парни, Морицбург? Почему в глазах и молодых женщин столько грусти и печали?  Как будто одна она осталась на этом белом свете, как последняя из всего рода. А парней сдуло светло-синей волной в большие города, чтобы гомосячить по-крупному. Вот такая у молодых немок Морицбурга печальная неразделенная девичья участь. 

Поднявшись на центральный мост, ведущий от замка к городку, мы несколько раз обернулись вокруг. Панорамные кадры с замком, озером и уточками получились настолько живыми и умиротворяющими, что каждый раз теперь, глядя на них, я как будто снова попадаю в Морицбург.

На обратной дороге в Дрезден мы увидели домик почти на выезде из Морицбурга, возле которого стояло огроменное дерево. Это была черешня. Не как у нас − маленькие ягоды величиной с большую горошину, а размером с хорошую сливу, налитые, алые плоды, которые висели на ветках в каком-то сумасшедшем количестве. Ну, брать без спроса как-то некрасиво. Вдруг дерево это чье-нибудь? Мы постучались в калитку дома. Тишина. Погудели клаксоном − тоже тишина. Где-то далеко в поле за домом маячили фигуры людей с задранной в небо пятой точкой. Уборочная страда была в самом разгаре. Ну и, собственно, не получив ответа, поля это маркиза Карабаса или кого-то еще, мы решили пополнить нашу продовольственную корзину европейскими ягодами. Прямо с ветки, горстями за 10 минут мы набрать пять килограммов вкуснейшей черешни и двинулись в путь. 

По дороге то справа, то слева от нас золотились пшеничные поля, васильковые луга и вообще много всякой всячины. На одном из поворотов мы увидели изображение клубнички и стрелку направо. Сворачиваем, останавливаемся. Прямо у поля стоит деревянный ларечек, из которого немецкая тетенька отпускает в путь целые ящики клубники, черники и голубики. Обалдеть! Красивенький деревянный ящичек килограмма на два отборной клубники в розницу за 2,5 €. Черника 3,5 € за кило, а голубика по 5 €. Но самое интересное − было и дешевле: клубника 0,5 € за килограмм, но если собираешь сам. То есть тебя натурально экипируют лукошком, и ты, задирая ввысь корму, корячишься по полю, пока не соберешь столько, сколько в состоянии унести. Хотя у нас такая забава называется «обязаловка на фазенде», в Морицбурге − это экотуризм!  

Экотуристами мы, конечно, в этот раз не стали, предпочтя синицу, вернее, ящики с клубникой и черникой в руках. Плодородные поля Морицбурга все-таки удивили невероятным вкусом ягоды, и что самое главное − ее размерами. Без химикатов и каких-то злодеяний просто растет себе на поле клубника. Чистая, вкусная, и ее, кстати, мыть не надо. Она прямо с куста уже готова к употреблению. Это у нас ее нужно обязательно помыть перед едой, потому что ягодку у нас часто удобряют перегноем, или навозом, или другими какими-нибудь приятностями. Отсюда и соответствующий запах и привкус. А тут все чистое, натуральное − прелесть! 

Набрав в дорогу 6 кг клубники, черешни и черники, мы взяли курс на аэропорт Дрездена. Погода в этот день стояла просто шикарная − 24 градуса и ни облачка на небе. Аграрии по всем обочинам торчали к верху гузном на урожайных грядках, а мы, оставляя эти земли, думали, что в скором времени было бы неплохо вернуться сюда еще, к горным вершинам над Эльбой и плодородным полям Морицбурга. 

С уважением

главный редактор Влад Табашников.